Новости


06.08.2017 «Устойчивый» аэропорт

После расширения по проекту бюро Nordic Международный аэропорт Осло претендует на титул самого экологичного в мире.

Аэропорт Осло – расширение © Ivan Brodey

Аэропорт Осло – расширение © Ivan Brodey открыть большое изображение


Открывшийся в 1998 аэропорт Гардермуэн представляет собой эффектное и цельное сооружение, однако его площадей быстро оказалось недостаточно для растущего пассажиропотока. Расширение его единственного терминала было поручено бюро Nordic, которое было и в числе его первоначальных проектировщиков.
Аэропорт Осло – расширение © Ivan Brodey

Аэропорт Осло – расширение © Ivan Brodey открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Ivan Brodey

Аэропорт Осло – расширение © Ivan Brodey открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Knut Ramstad

Аэропорт Осло – расширение © Knut Ramstad открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Dag Spant

Аэропорт Осло – расширение © Dag Spant открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Knut Ramstad

Аэропорт Осло – расширение © Knut Ramstad открыть большое изображение


После пяти лет строительства новая часть Международного аэропорта Осло – пирс длиной 300 м – открылась для публики. В целом, она развивает заданную в 1990-х тему: единое пространство с широким использованием дерева и мощными бетонными колоннами. Однако предмет особой гордости авторов – высокая ресурсоэффективность и нейтральность по отношению к окружающей среде их детища. Обновленный Гардермуэн стал единственным в мире аэропортом, получившим сертификат BREEAM Excellent. В этом заключается большой пародокс: авиация – самый «грязный» из существующих видов транспорта, и его постоянное развитие наносит большой вред планете. Но если рассматривать воздушные ворота Осло как обычное сооружение, то его архитекторы действительно достигли многого.
Аэропорт Осло – расширение © Ivan Brodey

Аэропорт Осло – расширение © Ivan Brodey открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Knut Ramstad

Аэропорт Осло – расширение © Knut Ramstad открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Ivan Brodey

Аэропорт Осло – расширение © Ivan Brodey открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Ivan Brodey

Аэропорт Осло – расширение © Ivan Brodey открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Ivan Brodey

Аэропорт Осло – расширение © Ivan Brodey открыть большое изображение


Так, снег с летного поля будут зимой собирать в специальное хранилище, чтобы использовать для охлаждения постройки летом. Выброс СО2 был сокращен на 35% благодаря использованию при строительстве древесины из местных, скандинавских лесов, стального «вторсырья» и экологичного бетона с добавлением вулканического пепла. Эффективная изоляция позволила достичь стандарта PassivHaus, а потребление энергии в нвоой части терминала более чем в два раза ниже, чем в старой.
Аэропорт Осло – расширение © Knut Ramstad

Аэропорт Осло – расширение © Knut Ramstad открыть большое изображение


Расширение увеличило пропускную способность аэропорта с 19 млн до 30 млн человек в год, при этом максимальная дистанция, которую пассажиру придется пройти пешком, сократилась до 450 метров, что гораздо меньше, чем в большинстве аэропортов мира.
Аэропорт Осло – расширение © Knut Ramstad

Аэропорт Осло – расширение © Knut Ramstad открыть большое изображение


Очень широко использовано естественное освещение: оно и четкая и проницаемая структура пространств позволит пассажирам легко ориентироваться, сохраняя спокойствие во время путешествия. Реконструированная железнодорожная станция, открывшаяся в 2016, позволила довести число прибывающих в Гардермуэн общественным транспортом с 65% до 70%.
Аэропорт Осло – расширение © Knut Ramstad

Аэропорт Осло – расширение © Knut Ramstad открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Knut Ramstad

Аэропорт Осло – расширение © Knut Ramstad открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Dag Spant

Аэропорт Осло – расширение © Dag Spant открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Dag Spant

Аэропорт Осло – расширение © Dag Spant открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Knut Ramstad

Аэропорт Осло – расширение © Knut Ramstad открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Dag Spant

Аэропорт Осло – расширение © Dag Spant открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Dag Spant

Аэропорт Осло – расширение © Dag Spant открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Knut Ramstad

Аэропорт Осло – расширение © Knut Ramstad открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Ivan Brodey

Аэропорт Осло – расширение © Ivan Brodey открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Ivan Brodey

Аэропорт Осло – расширение © Ivan Brodey открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Dag Spant

Аэропорт Осло – расширение © Dag Spant открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Dag Spant

Аэропорт Осло – расширение © Dag Spant открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Dag Spant

Аэропорт Осло – расширение © Dag Spant открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Knut Ramstad

Аэропорт Осло – расширение © Knut Ramstad открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Knut Ramstad

Аэропорт Осло – расширение © Knut Ramstad открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Knut Ramstad

Аэропорт Осло – расширение © Knut Ramstad открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Ivan Brodey

Аэропорт Осло – расширение © Ivan Brodey открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Knut Ramstad

Аэропорт Осло – расширение © Knut Ramstad открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Knut Ramstad

Аэропорт Осло – расширение © Knut Ramstad открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Knut Ramstad

Аэропорт Осло – расширение © Knut Ramstad открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Dag Spant

Аэропорт Осло – расширение © Dag Spant открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Dag Spant

Аэропорт Осло – расширение © Dag Spant открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Dag Spant

Аэропорт Осло – расширение © Dag Spant открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Dag Spant

Аэропорт Осло – расширение © Dag Spant открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Ivan Brodey

Аэропорт Осло – расширение © Ivan Brodey открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Ivan Brodey

Аэропорт Осло – расширение © Ivan Brodey открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Ivan Brodey

Аэропорт Осло – расширение © Ivan Brodey открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Nordic – Office of Architecture

Аэропорт Осло – расширение © Nordic – Office of Architecture открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Nordic – Office of Architecture

Аэропорт Осло – расширение © Nordic – Office of Architecture открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Nordic – Office of Architecture

Аэропорт Осло – расширение © Nordic – Office of Architecture открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Nordic – Office of Architecture

Аэропорт Осло – расширение © Nordic – Office of Architecture открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Nordic – Office of Architecture

Аэропорт Осло – расширение © Nordic – Office of Architecture открыть большое изображение

Источник: archi.ru

 
02.08.2017 С частотой пульса

В Киеве проходит конкурс на проект превращения 60-метровой трубы бывшего КМЗ в арт-объект. Публикуем версию Dmytro Aranchii Architects – «Кардио-башню».

«Кардио-башня». Конкурсный проект для UNIT.City © Dmytro Aranchii Architects
«Кардио-башня». Конкурсный проект для UNIT.City © Dmytro Aranchii Architects открыть большое изображение


Комплекс Киевского мотоциклетного завода сейчас превращается в центр развития информационных технологий и связанных с ними индустрий – UNIT.City. Пока реконструирована лишь часть построек, и, чтобы стимулировать трансформацию с помощью искусства, руководство UNIT.City запустило специальную художественную премию. Планируется присуждать ее каждые полгода за лучшую идею произведения для бывшего КМЗ, которая бы соединяла искусство с высокими технологиями, и реализовывать ее.

«Кардио-башня». Конкурсный проект для UNIT.City © Dmytro Aranchii Architects
«Кардио-башня». Конкурсный проект для UNIT.City © Dmytro Aranchii Architects открыть большое изображение


Первым заданием для архитекторов, художников, исследователей и инженеров стало преобразование заводской трубы 60 метров в высоту. Победителя объявят в будущем месяце, а реализуют его идею уже в сентябре этого года.

«Кардио-башня». Конкурсный проект для UNIT.City © Dmytro Aranchii Architects
«Кардио-башня». Конкурсный проект для UNIT.City © Dmytro Aranchii Architects открыть большое изображение


Один из участников конкурса, бюро Dmytro Aranchii Architects, разработал проект «Кардио-башни», которая должна помочь сотрудникам и посетителям UNIT.City сохранять хорошую физическую форму, тренируя сердечно-сосудистую систему. Эта цель должна импонировать руководству технопарка, ведь оно, наряду с бизнес-кампусом и образовательным центром, уже открыло там бесплатный спортзал для резидентов.

«Кардио-башня». Конкурсный проект для UNIT.City © Dmytro Aranchii Architects
«Кардио-башня». Конкурсный проект для UNIT.City © Dmytro Aranchii Architects открыть большое изображение


«Кардио-башня» представляет собой несущую гиперболоидную конструкцию, которая будет «надета» на трубу, с закрепленными на ней лестницей и площадками-террасами. В основе проекта – тренировка сердца по методу Николая Амосова, для чего посетители должны добираться до вершины сооружения при частоте пульса не выше 140 ударов в минуту. На самом тяжелом, верхнем участке для менее подготовленных посетителей предусмотрены движущиеся ступени, имитирующие перемещение по горизонтальной поверхности. Люди в хорошей форме смогут при этом воспользоваться статичной лестницей.

«Кардио-башня». Конкурсный проект для UNIT.City © Dmytro Aranchii Architects
«Кардио-башня». Конкурсный проект для UNIT.City © Dmytro Aranchii Architects открыть большое изображение


На консолях устроят кафе, амфитеатр для представлений и кинопоказов, площадку для пинг-понга (с защитной оболочкой), сад, смотровую террасу, а на самой вершине трубы – панорамную площадку.

«Кардио-башня». Конкурсный проект для UNIT.City © Dmytro Aranchii Architects
«Кардио-башня». Конкурсный проект для UNIT.City © Dmytro Aranchii Architects открыть большое изображение
«Кардио-башня». Конкурсный проект для UNIT.City © Dmytro Aranchii Architects
«Кардио-башня». Конкурсный проект для UNIT.City © Dmytro Aranchii Architects открыть большое изображение
«Кардио-башня». Конкурсный проект для UNIT.City © Dmytro Aranchii Architects
«Кардио-башня». Конкурсный проект для UNIT.City © Dmytro Aranchii Architects открыть большое изображение
«Кардио-башня». Конкурсный проект для UNIT.City © Dmytro Aranchii Architects
«Кардио-башня». Конкурсный проект для UNIT.City © Dmytro Aranchii Architects открыть большое изображение
«Кардио-башня». Конкурсный проект для UNIT.City © Dmytro Aranchii Architects
«Кардио-башня». Конкурсный проект для UNIT.City © Dmytro Aranchii Architects открыть большое изображение
Источник: www.archi.ru
a>

 

 
29.07.2017 Трамплин в Атлантику

Культурный центр Botín в Сантандере на севере Испании по проекту бюро Ренцо Пьяно.

Центр Botín © Stéphane Aboudaram | We Are Content(s)

Центр Botín © Stéphane Aboudaram | We Are Content(s) открыть большое изображение


Центр искусств и культуры фонда Botín построен в бывшей зоне порта, которая долгое время отрезала Атлантический океан от центра города. С появлением у воды на месте парковки для паромного терминала нового культурного центра ситуация изменилась, однако перемены к лучшему были бы значительно скромнее, если бы не инициатива городских властей: они спрятали в тоннель оживленную автомагистраль (13 млн машин в год), проходившую между городскими кварталами и пристанью. Это позволило расширить исторические сады Переда до берега океана: именно на их новой территории и расположился центр Botín.
Центр Botín © Enrico Cano

Центр Botín © Enrico Cano открыть большое изображение


Он приподнят над землей на белых опорах и частично закрыт зеленью, чтобы не нарушать цельность открывающегося с этой точки морского пейзажа. С этой же целью объем здания поделен на два «полушария», соединенных переходами и террасами из стекла и стали. При этом здание на девять метров выдается в Атлантику, образуя своего рода трамплин.
Центр Botín © Enrico Cano

Центр Botín © Enrico Cano открыть большое изображение


Фасады покрыты 280 000 округлых перламутровых плиток, которые подчеркивают обтекаемую форму постройки. Торцы «полушарий», обращенные к океану и городу, остеклены, полностью стекляннный – и входной павильон, единственное наземное помещение центра. Там находятся инфоцентр, музейный магазин, кафе и ресторан.
Центр Botín. Май 2017. Фото © Нина Фролова

Центр Botín. Май 2017. Фото © Нина Фролова


Над ним, в более крупном, западном «полушарии» находятся два этажа выставочных залов с типичной для проектов Renzo Piano Building Workshop сложной системой фильтрации солнечного света в перекрытиях.
Центр Botín. Май 2017. Фото © Нина Фролова

Центр Botín. Май 2017. Фото © Нина Фролова


В восточной части помещены зал на 300 зрителей и образовательный центр. На западном фасаде установлен светодиодный экран и сооружен амфитеатр – для кинопоказов и трансляции происходящего в здании.
Центр Botín © Enrico Cano

Центр Botín © Enrico Cano открыть большое изображение


Новая часть садов Переда создана по проекту ландшафтного архитектора Фернандо Карунчо (Fernando Caruncho): при реконструкции площадь этого городского парка выросла с 20 000 до 48 000 м2, а зеленые пространства там – с 7 003 до 20 056 м2. В нем сооружен новый туристический инфоцентр – также по проекту бюро Пьяно.
Центр Botín. Май 2017. Фото © Нина Фролова

Центр Botín. Май 2017. Фото © Нина Фролова

Центр Botín © Enrico Cano

Центр Botín © Enrico Cano открыть большое изображение

Центр Botín © Enrico Cano

Центр Botín © Enrico Cano открыть большое изображение

Центр Botín. Май 2017. Фото © Нина Фролова

Центр Botín. Май 2017. Фото © Нина Фролова

Центр Botín. Май 2017. Фото © Нина Фролова

Центр Botín. Май 2017. Фото © Нина Фролова

Центр Botín. Май 2017. Фото © Нина Фролова

Центр Botín. Май 2017. Фото © Нина Фролова

Центр Botín. Май 2017. Фото © Нина Фролова

Центр Botín. Май 2017. Фото © Нина Фролова

Центр Botín. Май 2017. Фото © Нина Фролова

Центр Botín. Май 2017. Фото © Нина Фролова

Центр Botín. Май 2017. Фото © Нина Фролова

Центр Botín. Май 2017. Фото © Нина Фролова

Центр Botín. Май 2017. Фото © Нина Фролова

Центр Botín. Май 2017. Фото © Нина Фролова

Центр Botín © Enrico Cano

Центр Botín © Enrico Cano открыть большое изображение

Центр Botín © Enrico Cano

Центр Botín © Enrico Cano открыть большое изображение

Центр Botín © Enrico Cano

Центр Botín © Enrico Cano открыть большое изображение

Центр Botín © Enrico Cano

Центр Botín © Enrico Cano открыть большое изображение

Центр Botín © Enrico Cano

Центр Botín © Enrico Cano открыть большое изображение

Центр Botín © Enrico Cano

Центр Botín © Enrico Cano открыть большое изображение

Центр Botín © Enrico Cano

Центр Botín © Enrico Cano открыть большое изображение

Центр Botín © Enrico Cano

Центр Botín © Enrico Cano открыть большое изображение

Центр Botín © Enrico Cano

Центр Botín © Enrico Cano открыть большое изображение

Центр Botín © Enrico Cano

Центр Botín © Enrico Cano открыть большое изображение

Центр Botín © Renzo Piano Building Workshop

Центр Botín © Renzo Piano Building Workshop открыть большое изображение

Центр Botín © Renzo Piano Building Workshop

Центр Botín © Renzo Piano Building Workshop открыть большое изображение

Центр Botín © Renzo Piano Building Workshop

Центр Botín © Renzo Piano Building Workshop открыть большое изображение

Центр Botín © Renzo Piano Building Workshop

Центр Botín © Renzo Piano Building Workshop открыть большое изображение

Центр Botín © Renzo Piano Building Workshop

Центр Botín © Renzo Piano Building Workshop открыть большое изображение

Центр Botín © Renzo Piano Building Workshop

Центр Botín © Renzo Piano Building Workshop открыть большое изображение

Источник: archi.ru

 
19.07.2017 Золотой мост

Бюро MVRDV спроектировало в Роттердаме жилой комплекс с отелем-«мостом».

Комплекс The Sax © MVRDV

Комплекс The Sax © MVRDV открыть большое изображение


Комплекс The Sax появится на берегу Ньиве-Мааса, на пристани Вилхелминапир, в границах известного района высотной застройки Коп-ван-Зёйд. Сооружение состоит из двух жилых башен с окнами-эркерами, которые открывают из каждой из 450 квартир панорамы города и реки в 270 градусов.
Комплекс The Sax © WAX Architectural Visualisations

Комплекс The Sax © WAX Architectural Visualisations открыть большое изображение


Самый яркий элемент проекта – золотой «мост», в котором заключены 150 гостиничных номеров; на его крыше, на высоте 80 метров над землей, устроят общественную террасу.
Комплекс The Sax © WAX Architectural Visualisations

Комплекс The Sax © WAX Architectural Visualisations открыть большое изображение


Общая площадь комплекса составит 82 200 м2, высота башен – порядка 70 и 150 метров, соответственно. Квартиры в The Sax предназначены для продажи и сдачи в аренду.
Комплекс The Sax © MVRDV

Комплекс The Sax © MVRDV открыть большое изображение

Комплекс The Sax © MVRDV

Комплекс The Sax © MVRDV открыть большое изображение

Источник: archi.ru

 
16.07.2017 Мастер фасадов

Монографическая выставка Дэвида Аджайе в московском музее современного искусства «Гараж» демонстрирует не только результат, но и процесс его архитектурной практики.

Экспозиция «Дэвид Аджайе: форма, масса, материал», Музей современного искусства «Гараж», Москва, 2017. Фото: Алексей Народицкий © Музей современного искусства «Гараж»

Экспозиция «Дэвид Аджайе: форма, масса, материал», Музей современного искусства «Гараж», Москва, 2017. Фото: Алексей Народицкий © Музей современного искусства «Гараж» открыть большое изображение


Дэвид Аджайе – представитель нового поколения «архи-звезд» – ведь эта каста и не думает сходить со сцены, а лишь трансформируется в духе времени – однако этот «дух времени» не слишком заметен в открытой в музее «Гараж» выставке. Напротив, она на удивление консервативна: отобранные для экспозиции проекты представлены в виде эффектных, но вполне традиционных макетов, имеется очевидное деление на разделы (общественные здания, жилые дома, исследования, рисунки), подробные пояснительные тексты. Уступкой медийной эпохе можно считать видео интервью самого архитектора, его партнеров и заказчиков, а также несколько слайдшоу, но эта уступка – в духе боязливого отечественного музея, а не международного куратора Оквуи Энвезора, изначально создавшего эту экспозицию для возглавляемого им мюнхенского Дома искусства.
Экспозиция «Дэвид Аджайе: форма, масса, материал», Музей современного искусства «Гараж», Москва, 2017. Фото: Алексей Народицкий © Музей современного искусства «Гараж»

Экспозиция «Дэвид Аджайе: форма, масса, материал», Музей современного искусства «Гараж», Москва, 2017. Фото: Алексей Народицкий © Музей современного искусства «Гараж» открыть большое изображение


С другой стороны, возможно, именно так и надо показывать современную архитектуру широкой публике: не пугая ее новаторством выставочного дизайна (так как ее часто и так пугает или хотя бы нервирует сам экспонируемый предмет), а как будто подманивая привычностью и даже банальностью подхода. А зритель, рассматривая ясно и даже скучновато поданные материалы, сам не заметит, как сменит гнев на милость и сочтет, что не все архитекторы наших дней (или последних ста лет) только портят городские и природные ландшафты, и что им можно дать шанс.
Экспозиция «Дэвид Аджайе: форма, масса, материал», Музей современного искусства «Гараж», Москва, 2017. Фото: Алексей Народицкий © Музей современного искусства «Гараж»

Экспозиция «Дэвид Аджайе: форма, масса, материал», Музей современного искусства «Гараж», Москва, 2017. Фото: Алексей Народицкий © Музей современного искусства «Гараж» открыть большое изображение


В любом случае, в экспозиции есть два однозначно занимательных компонента. Первый – своего рода макеты в масштабе 1:1, mock-ups – нанесенный на стеклянный фасад «Гаража» узор такого же фасада лондонского Центра Стивена Лоуренса, выполненный по дизайну Криса Офили, и фрагмент не менее орнаментального фасада Национального музея афроамериканских истории и культуры в Вашингтоне. Другая точка притяжения – исходные материалы и впечатления, ставшие основой для того или иного проекта. Полосатые тканевые палатки местных уличных торговцев, как выясняется, повлияли на решение фасадов двух библиотек нового типа в лондонском Ист-энде – Idea Store, первых общественных построек Аджайе. Также его внимание привлекли разноцветные полевые цветы на лугу, где была затем построена Московская школа управления «Сколково». Там же можно узнать подробнее о первоисточнике «роз» на стенах социального жилого дома в Гарлеме: декор расположенных рядом таунхаузов начала XX века поражает своими пышностью и разнообразием. Становится также ясно, что почти всегда Аджайе вдохновляется африканским искусством, даже когда даже формального повода для этого нет – как с тем же «Сколково».
Экспозиция «Дэвид Аджайе: форма, масса, материал», Музей современного искусства «Гараж», Москва, 2017. Фото: Алексей Народицкий © Музей современного искусства «Гараж»

Экспозиция «Дэвид Аджайе: форма, масса, материал», Музей современного искусства «Гараж», Москва, 2017. Фото: Алексей Народицкий © Музей современного искусства «Гараж» открыть большое изображение


Однако главную функцию монографической выставки экспозиция выполняет, позволяя взглянуть заново на творчество Аджайе, охватить его взглядом и удивиться его неоднородности и даже неровности. Продуманные, сложные объекты соседствуют с постройками одного приема или жеста, такими, как библиотека имени Фрэнсиса Грегори в Вашингтоне с монотонными крупными ромбами фасадов. Но у них всех есть все же общее: особое внимание, которое архитектор уделяет внешней поверхности своих зданий. В ранних проектах, лондонских домах и мастерских для молодых представителей лондонской богемы – Джейка Чэпмена, Криса Офили, Юэна МакГрегора и многих других, которые и принесли Аджайе славу, это имитация монолитности, подчеркивающая их закрытость для окружающей среды – плотной городской застройки. В общественных зданиях – это игра с орнаментом, материалом, цветом: полоски упомянутых Idea Store, «мозаика» школы «Сколково», «розы» в Гарлеме, роспись Офили и перфорированный металл в центре Стивена Лоуренса, орнаментальная «кладка» в «Ривингтон-плейс», решетки Смитсоновского музея афроамериканских истории и культуры на вашингтонском Молле. Практически все, что делал Аджайе до сегодняшнего момента – именно о поверхности, или по большей части о ней.
Экспозиция «Дэвид Аджайе: форма, масса, материал», Музей современного искусства «Гараж», Москва, 2017. Фото: Алексей Народицкий © Музей современного искусства «Гараж»

Экспозиция «Дэвид Аджайе: форма, масса, материал», Музей современного искусства «Гараж», Москва, 2017. Фото: Алексей Народицкий © Музей современного искусства «Гараж» открыть большое изображение


Пространству при этом приходится сложнее: не очень удачен атриум – ключевое пространство Idea Store на Уайтчэпл-роуд, не слишком удобны и плохо освещены солнцем квартиры в жилом доме в Гарлеме… Поэтому сложно отделаться от ощущения, что идеи и ценности Аджайе – тоже поверхностны. Он исследует архитектуру африканских столиц – но при этом не ищет помощи местных экспертов или посвященных этой теме книг, а просто просит таксиста показать ему город – и фотографирует все интересное. Он говорит про социальность как категорию своего творчества, в то время как его не такие уж многочисленные «народные» проекты – как правило, вполне статусны, очевидно поручены ему как человеку с африканскими корнями и способствуют его карьере. Никакого активизма здесь нет. Небольшой натяжкой будет предположение, что имидж этого архитектора – умеющего привлечь и удержать внимание, включая такие неожиданные способы, как сотрудничество в качестве модели с маркой модной одежды – тоже продуманно выстроенный фасад, гораздо плотнее и наряднее, чем у его предшественников – более непосредственных «архи-звезд» старшего поколения. Успех Аджайе – крупные проекты, рыцарское звание – показывает, что, очевидно, за таким «фасадизмом» – будущее: как минимум, в сфере архитектурного самопиара.
Экспозиция «Дэвид Аджайе: форма, масса, материал», Музей современного искусства «Гараж», Москва, 2017. Фото: Алексей Народицкий © Музей современного искусства «Гараж»

Экспозиция «Дэвид Аджайе: форма, масса, материал», Музей современного искусства «Гараж», Москва, 2017. Фото: Алексей Народицкий © Музей современного искусства «Гараж» открыть большое изображение

Источник: archi.ru

 
<< Первая < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Следующая > Последняя >>

Страница 1 из 87