Новости


15.11.2017 Имени Макса Вебера

Лаборатория при Университете Париж X — Нантер получила новое пятиэтажное здание, экологичное и готовое к будущим трансформациям. Все его конструктивные элементы выполнены из дерева, в том числе лестничные пролёты и шахты лифтов. Авторы проекта — парижское бюро Atelier Pascal Gontier.

Здание лаборатории социально-гуманитарных наук, получившее имя социолога Макса Вебера, находится на территории обширного кампуса Университета Париж X – Нантер. Большинство из построек кампуса возведены из металла и бетона и при желании могут служить иллюстрацией истории французской архитектуры с 1960-х по наши дни.

Здание имени Макса Вебера, Университет Париж X – Нантер © Schnepp Renou
Здание имени Макса Вебера, Университет Париж X – Нантер © Schnepp Renou открыть большое изображение


От окружающих зданий лаборатория Макса Вебера отличается не только внешне – простотой объёма, – но и «энергосберегающим содержимым»: лаборатория построена практически полностью из дерева, оснащена системой пассивной вентиляции, которая работает и в тёплое, и в холодное время года, а ключевым источником освещения служат большие окна.

Здание имени Макса Вебера, Университет Париж X – Нантер © Schnepp Renou
Здание имени Макса Вебера, Университет Париж X – Нантер © Schnepp Renou открыть большое изображение


Оригинальную систему вентиляции хорошо видно даже с земли: на крыше стоят 25 «скульптурных» алюминиевых дымоходов высотой 3,6 метров, которые обеспечивают отток воздуха.

Здание имени Макса Вебера, Университет Париж X – Нантер © Schnepp Renou
Здание имени Макса Вебера, Университет Париж X – Нантер © Schnepp Renou открыть большое изображение
Здание имени Макса Вебера, Университет Париж X – Нантер © Schnepp Renou
Здание имени Макса Вебера, Университет Париж X – Нантер © Schnepp Renou открыть большое изображение


Архитекторы Atelier Pascal Gontie выбрали дерево, исходя в первую очередь из экологических соображений. Древесина – материал возобновляемый, годится для вторичной переработки, а кроме того – снижает углеродный след. В течение всего жизненного цикла дерево поглощает углерод, который затем, при использовании растения в качестве стройматериала, «запирается» в постройке.

Здание имени Макса Вебера, Университет Париж X – Нантер © Hervé Abbadie
Здание имени Макса Вебера, Университет Париж X – Нантер © Hervé Abbadie открыть большое изображение
Здание имени Макса Вебера, Университет Париж X – Нантер © Schnepp Renou
Здание имени Макса Вебера, Университет Париж X – Нантер © Schnepp Renou открыть большое изображение


Пятиэтажное здание площадью 5000 м2 имеет деревянные конструктивные элементы; шахты лифтов и лестничные пролёты выполнены из многослойной клеёной древесины.

Здание имени Макса Вебера, Университет Париж X – Нантер © Hervé Abbadie
Здание имени Макса Вебера, Университет Париж X – Нантер © Hervé Abbadie открыть большое изображение
Здание имени Макса Вебера, Университет Париж X – Нантер ©  Schnepp Renou
Здание имени Макса Вебера, Университет Париж X – Нантер © Schnepp Renou открыть большое изображение


Внутреннее пространство исследовательской лаборатории имеет гибкую структуру. Ряды офисов составлены из коробчатых несущих панелей Kerto Ripa, предварительно собранных на заводе и потом доставленных на площадку. Такие панели позволяют в дальнейшем достаточно легко трансформировать и перепрофилировать помещения. В зависимости от потребностей можно сделать большую или маленькую комнату, конечная площадь ограничена только «шагом» 16м2 – именно столько места занимает одна «коробка».

Здание имени Макса Вебера, Университет Париж X – Нантер © Hervé Abbadie
Здание имени Макса Вебера, Университет Париж X – Нантер © Hervé Abbadie открыть большое изображение


Для того, чтобы провести в здании инженерные сети и освещение, архитекторам пришлось оставить на потолке 30-сантиметровые карманы, которые расположены каждые 3,5 метра.

Здание имени Макса Вебера, Университет Париж X – Нантер ©  Schnepp Renou
Здание имени Макса Вебера, Университет Париж X – Нантер © Schnepp Renou открыть большое изображение
Здание имени Макса Вебера, Университет Париж X – Нантер © Hervé Abbadie
Здание имени Макса Вебера, Университет Париж X – Нантер © Hervé Abbadie открыть большое изображение
Здание имени Макса Вебера, Университет Париж X – Нантер © Hervé Abbadie
Здание имени Макса Вебера, Университет Париж X – Нантер © Hervé Abbadie открыть большое изображение
Здание имени Макса Вебера, Университет Париж X – Нантер © Schnepp Renou
Здание имени Макса Вебера, Университет Париж X – Нантер © Schnepp Renou открыть большое изображение
Здание имени Макса Вебера, Университет Париж X – Нантер © Schnepp Renou
Здание имени Макса Вебера, Университет Париж X – Нантер © Schnepp Renou открыть большое изображение
Здание имени Макса Вебера, Университет Париж X – Нантер © Schnepp Renou
Здание имени Макса Вебера, Университет Париж X – Нантер © Schnepp Renou открыть большое изображение
Здание имени Макса Вебера, Университет Париж X – Нантер © Schnepp Renou
Здание имени Макса Вебера, Университет Париж X – Нантер © Schnepp Renou открыть большое изображение
Здание имени Макса Вебера, Университет Париж X – Нантер © Schnepp Renou
Здание имени Макса Вебера, Университет Париж X – Нантер © Schnepp Renou открыть большое изображение
Здание имени Макса Вебера, Университет Париж X – Нантер © Atelier Pascal Gontier
Здание имени Макса Вебера, Университет Париж X – Нантер © Atelier Pascal Gontier открыть большое изображение
Здание имени Макса Вебера, Университет Париж X – Нантер © Atelier Pascal Gontier
Здание имени Макса Вебера, Университет Париж X – Нантер © Atelier Pascal Gontier открыть большое изображение
Здание имени Макса Вебера, Университет Париж X – Нантер © Atelier Pascal Gontier
Здание имени Макса Вебера, Университет Париж X – Нантер © Atelier Pascal Gontier открыть большое изображение
Здание имени Макса Вебера, Университет Париж X – Нантер © Atelier Pascal Gontier
Здание имени Макса Вебера, Университет Париж X – Нантер © Atelier Pascal Gontier открыть большое изображение
Здание имени Макса Вебера, Университет Париж X – Нантер © Atelier Pascal Gontier
Здание имени Макса Вебера, Университет Париж X – Нантер © Atelier Pascal Gontier открыть большое изображение
Источник:archi.ru

 

 
11.11.2017 Дин Скира: «Освещение важно не для архитектуры, освещение важно для людей»

Дин Скира рассказал Архи.ру о светодизайне для небоскребов, парков и промзон, о чрезмерной яркости ночных городов и своей новаторской системе освещения Polesano.

Светодизайнер Дин Скира, основатель студии Skira, приезжал в Москву по приглашению компании Delta Light и 28 сентября прочел лекцию «Бетон, сталь, свет и эмоции». Запись лекции можно посмотреть здесь.

Дин Скира читает лекцию в Москве. Фото © Василий Буланов

Дин Скира читает лекцию в Москве. Фото © Василий Буланов открыть большое изображение




– У вас большой опыт проектирования освещения для самой разной городской среды. В чем главное отличие светового дизайна для районов современных и исторических?

– Большая часть моей московской лекции посвящена городам, в основном – их общественному пространству, так как я считаю, что сегодня общественные зоны требуют полного переосмысления в аспекте более гуманного использования пространства, создания более «человечной» среды. Я думаю, что современная архитектура, возможно, несколько ушла от этой идеи. Города находятся в состоянии неопределенности, потому что даже если планировщики продолжают работать, они, возможно, потеряли влияние, а частные инвесторы – напротив, приобрели его.
Что касается освещения, я не думаю, что есть разница между современной и традиционной застройкой. Хорошее освещение создает зрительное впечатление для человека независимо от стиля архитектуры. Другое дело, что в городах люди живут среди «визуального шума». Мы слишком ярко освещаем большинство пространств, а недавно еще появился феномен медиа-фасада, который крайне ярок и навязчив.
Из-за биологического устройства глаза в большинстве городских районов ночью мы не можем по-настоящему воспринимать пространство, горизонтальные и вертикальные поверхности так же, как мы это делаем днем. Это необязательно должно быть одинаковым переживанием, но, по крайней мере, в темное время суток это должно быть так же комфортно, как и при свете солнца. Но сейчас у нас есть уличное освещение, подсветка витрин, фасадов, медиа-фасады – все эти компоненты сбивают зрителя с толку. И самая большая сложность – в том, что люди не осознают эту проблему, потому культура освещения до сих пор находится на очень низком уровне в большинстве стран мира.
Дин Скира читает лекцию в Москве. Фото © Василий Буланов

Дин Скира читает лекцию в Москве. Фото © Василий Буланов открыть большое изображение




– В Москве хорошо знакомы с проблемой чрезмерного освещения: мы знаем, что наш город в целом гораздо светлее ночью, чем Нью-Йорк или западноевропейские столицы. Но с этим связаны другие важные вопросы, к примеру, безопасности – или чувства безопасности. Как найти баланс между функциональностью и визуальным комфортом?

– Я бы поставил вопрос так: это утопия или удобная возможность? Потому что найти баланс между частной и общественной сферой в наши дни очень нелегко. Нормативы недостаточно жестки, что бы мы могли контролировать обе эти сферы одновременно, и именно здесь начинается конфликт. Освещение в городах в первую очередь – мера безопасности и средство для ориентации в пространстве, но мы столько туда добавляем, что в итоге у нас получается слишком много света.
Для этого есть решение. К примеру, в центре города есть парк, куда никто не хочет ходить после захода солнца, потому что не чувствует себя там в безопасности. Парк полностью погружен в темноту, при этом вокруг него – все виды городского освещения. Как нам сделать этот парк привлекательным для матери, чтобы погулять там с маленькими детьми? Для влюбленных, чтобы посидеть на лавочке? Для туристов, для которых это достопримечательность – ботанический сад? Это удобный случай для создания баланса с помощью простой методологии: определения новых архитектурных типов, созданных светом, и соединительной ткани между ними (тропинок, дорог, улиц).
Я понимаю, что это звучит «философски», но это действительно работает на практике. В одном из наших хорватских проектов мы воплотили все эти элементы – с успешным результатом. Это очень сложная проблема, но я надеюсь, что наши города не всегда будут выглядеть, как декорация из научно-фантастического фильма – как они выглядят сейчас. И придет день, когда комфорт жителей будет более важен, чем доход компании, освещающей целый фасад или квартал.
Круговой перекресток в районе Шияна в Пуле © Danijel Bartolić

Круговой перекресток в районе Шияна в Пуле © Danijel Bartolić открыть большое изображение

Круговой перекресток в районе Шияна в Пуле © Danijel Bartolić

Круговой перекресток в районе Шияна в Пуле © Danijel Bartolić открыть большое изображение

Круговой перекресток в районе Шияна в Пуле © Danijel Bartolić

Круговой перекресток в районе Шияна в Пуле © Danijel Bartolić открыть большое изображение




– Один из ваших проектов уже привлек внимание в России: это краны в гавани хорватского города Пула, потому что менее года назад похожие краны были демонтированы на Стрелке в Нижнем Новгороде, где исторические постройки речного порта сносят перед ЧМ-2018, несмотря на протесты общественности. Ваш проект показывает, что такие индустриальные сооружения можно с помощью света показать как очень интересные и ценные объекты. Кто был инициатором проекта в Пуле? Как он был реализован?

– Эта идея появилась у меня двадцать лет назад. Я живу в Пуле почти всю свою жизнь, и в детстве я занимался греблей. Гребной клуб располагался рядом с верфью, и каждый день я ходил мимо этих огромных кранов. Некоторое время назад политики и общественность начали обсуждать, стоит ли оставлять верфь в центре нашего города или можно перенести ее в другое место, а вместо нее построить торговые центры и т.п.
Я предложил идею «ночного театра» в этой промышленной зоне городскому совету, другим людям – но никто ею не заинтересовался. Но затем владелец сети отелей, который увидел мой проект, захотел вложить деньги в эту идею. То есть проект был начат на частные деньги, однако совет по туризму Пулы увидел его потенциал, когда в городе решили устроить первый фестиваль света, Visualia. На реализацию ушло семь месяцев, потому что верфь была и остается действующей, это не индустриальная археология, эти краны работают каждый день. Поэтому ночью, с подсветкой мы можем видеть, как они держат части кораблей.
Краны на верфи в Пуле. Проект «Светящиеся гиганты» © Goran Šebelić

Краны на верфи в Пуле. Проект «Светящиеся гиганты» © Goran Šebelić открыть большое изображение

Краны на верфи в Пуле. Проект «Светящиеся гиганты» © Sendi Smoljo

Краны на верфи в Пуле. Проект «Светящиеся гиганты» © Sendi Smoljo открыть большое изображение




Мы не хотели, что бы это было лишь «эстетическое» освещение, мы стремились, сделать его живым. Это динамический, меняющийся свет, который включали на 15 минут каждый час. Потом горожане начали просить нас оставить его подольше – на полчаса. Но затем начались просьбы – учитывая популярность проекта – включать его на всю ночь. В итоге, летом, когда много туристов, краны подсвечены до двух часов утра. Зимой мы их отключаем пораньше. Этот проект действительно сделал Пулу более привлекательной для туристов: в ночь его первого показа собралось 15 000 зрителей, чего никто не ожидал. Каждый год для фестиваля света мы сочиняем новую музыку и синхронизируем с ней подсветку.
Так краны, которые были «нежеланным» промышленным объектом, внезапно стали всеми любимы, стали настоящим театром для города, так как они находятся в самом центре, и каждую ночь люди собираются, чтобы на них посмотреть. Эта территория внезапно приобрела привлекательность для бизнеса, мне рассказывали, что квартиры и офисы с видом на краны стоят дороже других.
Это очень интересно, так как Пуле – 3000 лет, там есть прекрасный римский амфитеатр, но именно краны привлекли туда очень много туристов – из Австрии, Италии, Словении, других стран, особенно во время фестиваля света, когда все собираются посмотреть, какие музыку и свет мы придумали в этом году. Возможно, это мой самый любимый проект, потому что он в моем городе и люди его очень любят. Это живой организм, краны днем продолжают работать. А если вдруг в них попадает молния, и свет вырубается, то нам сразу звонят журналисты: «Краны отключились, что происходит?» – начинается паника. Для меня любовь горожан к этому проекту – самый большой комплимент.
Краны на верфи в Пуле. Проект «Светящиеся гиганты» © Bojan Širola

Краны на верфи в Пуле. Проект «Светящиеся гиганты» © Bojan Širola открыть большое изображение

Краны на верфи в Пуле. Проект «Светящиеся гиганты» © Goran Šebelić

Краны на верфи в Пуле. Проект «Светящиеся гиганты» © Goran Šebelić открыть большое изображение




– Это прекрасная история.

– Да, и она продолжается, потому что краны – все время «живые». Рабочие с верфи, которые помогали устанавливать на них систему освещения, и я с моими сотрудниками работали над этим проектом бесплатно каждую ночь на протяжении семи месяцев. Рабочие сначала отнеслись к идее скептически: зачем тратить деньги на не важнейший с социальной точки зрения проект во время кризиса? Они не понимали настоящую ценность такого проекта, но в процессе работы их энтузиазм рос. А в итоге я, моя команда и люди с верфи, которые помогали устанавливать освещение, получили награду от города Пула за повышение самосознания жителей и привлечение туристов.
Павильон Twisted в Пуле, фестиваль света Visualia-2017 © Damil Kalogjera

Павильон Twisted в Пуле, фестиваль света Visualia-2017 © Damil Kalogjera открыть большое изображение

Павильон Twisted в Пуле, фестиваль света Visualia-2017 © Damil Kalogjera

Павильон Twisted в Пуле, фестиваль света Visualia-2017 © Damil Kalogjera открыть большое изображение

Павильон Twisted в Пуле, фестиваль света Visualia-2017 © Danijel Bartolić

Павильон Twisted в Пуле, фестиваль света Visualia-2017 © Danijel Bartolić открыть большое изображение

Павильон Twisted в Пуле, фестиваль света Visualia-2017 © Danijel Bartolić

Павильон Twisted в Пуле, фестиваль света Visualia-2017 © Danijel Bartolić открыть большое изображение

Павильон Twisted в Пуле, фестиваль света Visualia-2017 © Danijel Bartolić

Павильон Twisted в Пуле, фестиваль света Visualia-2017 © Danijel Bartolić открыть большое изображение




– И это все – средствами светового дизайна! Это интересная тема, потому что я часто думаю о том, как многие города преображаются к лучшему в темное время суток – благодаря освещению, которое делает их более интересными. Это же –

– Дополнительный эффект. Один из ключевых элементов освещения – это эмоции. Я сравниваю свет с музыкой: в музыке главное – не ноты, а паузы, тишина между ними. То же самое с освещением: тень так же важна, как свет, а свет существует во многих формах. То есть мы можем прямо влиять на эмоции зрителя, потому что освещение важно не для архитектуры, освещение важно для людей. Кирпичу или бетону все равно, освещен он или нет, это глядящему на здание человеку не безразлично, как оно выглядит.
Вызвать правильную эмоцию с помощью освещения не так уж легко, потому что нужно поместить освещаемый объект в контекст его окружения. Если бы краны в Пуле были окружены небоскребами с ослепительной подсветкой, эффект был бы совершенно другим.
Если вы хотите создать «вау-эффект» для здания, площади, улицы или помещения, когда солнце заходит, на наши эмоции влияет только свет, и мы можем контролировать этот эффект с его помощью. Если же света нет, мы ничего не увидим, и единственной эмоцией будет страх.
Атриум универмага ЦУМ в Киеве. Фото © Сергей Кадулин, предоставлено ESTA

Атриум универмага ЦУМ в Киеве. Фото © Сергей Кадулин, предоставлено ESTA открыть большое изображение



– Вы работаете и над такими сложными зданиями, как небоскребы. К примеру, над башней «Эволюция» в Москва-Сити.

– Именно. Это очень сложный случай, так как эта башня окружена другими высотками, и все они освещены: у них слепящий интерьерный свет, который виден снаружи, и есть еще внешняя подсветка. Для «Эволюции» я хочу использовать совершенно новый подход, что усложняет задачу; для этого мне нужны новейшие светодиодные светильники и технологии освещения. Но мы не можем освещать интерьеры, не думая об экстерьере. Что бы мы ни делали снаружи, на это повлияет свет изнутри, и это –

– Две части целого.

– Но они должны быть едины. В интерьере я использую оптическую систему, благодаря которой помещения будут освещены, но источника этого света не видно. Еще мы предлагаем систему контроля естественного освещения с жалюзи, которые мы также можем использовать, чтобы сделать фасады полностью темными ночью, чтобы внешняя подсветка была хорошо заметна.
И я не «деформирую» башню; деформация, мне кажется, – это самая большая ошибка в светодизайне. Я лишь подчеркиваю реальную форму небоскреба, потому что она красива и уникальна. У меня была идея, как сделать его визуально выше, чем он есть на самом деле, но не получилось из-за правил безопасности для полетов авиации. Я надеюсь, что к следующему лету мы увидим результат нашей работы в том виде, как мы его задумали.
В интерьере мы используем очень необычные светильники, так как сложность проекта еще и в том, что в башне нет прямоугольных помещений из-за ее формы в виде молекулы ДНК. Есть только прямоугольное основание, а затем каждый этаж повернут относительно предыдущего на два градуса, поэтому все пространства в башне разные.
Офис студии Skira в Пуле – House of Light, «Дом света» © Nenad Fabijanić

Офис студии Skira в Пуле – House of Light, «Дом света» © Nenad Fabijanić открыть большое изображение

Офис студии Skira в Пуле – House of Light, «Дом света» © Nenad Fabijanić

Офис студии Skira в Пуле – House of Light, «Дом света» © Nenad Fabijanić открыть большое изображение




– А что будет снаружи?

– Снаружи я подчеркну объем башни. Повседневная схема освещения будет полностью белой, без цвета: будут показаны горизонтальные линии фасада и изгиб формы. В праздники башня станет почти как пиксельный экран RGB, но не медиа-фасад: там будут всякие «игривые» цвета, и даже белый станет магнетическим, не статичным.

– Не потеряется ли «Эволюция» при такой сдержанной схеме на фоне ярко освещенных небоскребов вокруг?

– Вы точно сможете заметить башню «Эволюция» на фоне остальных небоскребов, потому что подсветка будет следовать за ее формой, постоянно подчеркивая ее необычную форму спирали.
Мы подсчитали, что даже без системы контроля мы сэкономим 30% электричества по сравнению со стандартным европейским офисным зданием. С системой контроля и системой контроля естественного освещения, я думаю, мы будем тратить до 80% электричества меньше, чем обычно требуется для освещения. Это значит – экономия порядка 4–5 миллионов евро за пять лет. И светильники не потребуется менять в течение 10–15 лет, то есть эксплуатационные расходы будут незначительными.
Модульная система уличного освещения Polesano для Delta Light © Luca Cioci

Модульная система уличного освещения Polesano для Delta Light © Luca Cioci открыть большое изображение

Модульная система уличного освещения Polesano для Delta Light © Luca Cioci

Модульная система уличного освещения Polesano для Delta Light © Luca Cioci открыть большое изображение




– Совсем недавно вы разработали для компании Delta Light модульную систему уличного освещения Polesano: полагаю, вы использовали весь свой опыт для создания по-настоящему нового освещения для города.

– Если вы посмотрите на типичный случай, то 99% из них – это базовый, утилитарный уличный светильник, продукция той или иной компании, закрепленный на простой опоре, которую сделал неизвестно кто. Вторая проблема с такими объектами – что вы не можете регулировать освещение. В случае с Polesano моя идея заключается в том, что опора и уличный светильник необязательно должны быть некрасивыми, они могут быть эстетически привлекательным, но при этом «вне времени», поэтому это не тот объект, который отлично выглядит вначале, а через несколько лет, когда мода сменилась, уже кажется отталкивающим.
Поэтому его форма очень проста: это квадратная в сечении опора с прямоугольным светильником, причем на одну опору можно добавить до шести светильников. У каждого из них может быть своя оптическая система, поэтому Polesano можно использовать в парках, на площадях, на улицах, автодорогах – где угодно. Сейчас Delta Light будет производить его высотой до шести метров, но мы также спроектировали другую его версию – намного крупнее и мощнее, подходящую для более обширных пространств. Мы изучали разные варианты оптики, поэтому, если вы поставите Polesano на площади, где вы хотите осветить мощение, фасад, затем, может быть, фонтан – вы все это можете сделать с помощью одной опоры.
Модульная система уличного освещения Polesano для Delta Light © Luca Cioci

Модульная система уличного освещения Polesano для Delta Light © Luca Cioci открыть большое изображение

Модульная система уличного освещения Polesano для Delta Light © Luca Cioci

Модульная система уличного освещения Polesano для Delta Light © Luca Cioci открыть большое изображение

Модульная система уличного освещения Polesano для Delta Light © Luca Cioci

Модульная система уличного освещения Polesano для Delta Light © Luca Cioci открыть большое изображение




– Ведь также есть планы позже добавить к системе Polesano другие опции, помимо освещения?


– В будущем каждый уличный светильник получит ретранслятор Wi-Fi, видеокамеру, разные сенсоры и тому подобное, но все эти устройства придется прикреплять на одну опору, что в итоге будет выглядеть ужасно. А в случае Polesano все эти составляющие «Интернета вещей» поместятся в единый корпус, поэтому с эстетической точки зрения система не пострадает. И так как есть возможность поворачивать все эти устройства и светильники в любую сторону без видимых соединений и винтов, Polesano всегда будет выглядеть как небольшая скульптура.
беседовала: Нина Фролова
Тоннель «Евразия» под Босфором в Стамбуле. Фото: Cem Eryiğit © Kitoko Ligthing and Engineering

Тоннель «Евразия» под Босфором в Стамбуле. Фото: Cem Eryiğit © Kitoko Ligthing and Engineering открыть большое изображение

Тоннель «Евразия» под Босфором в Стамбуле. Фото: Cem Eryiğit © Kitoko Ligthing and Engineering

Тоннель «Евразия» под Босфором в Стамбуле. Фото: Cem Eryiğit © Kitoko Ligthing and Engineering открыть большое изображение

Тоннель «Евразия» под Босфором в Стамбуле. Фото: Cem Eryiğit © Kitoko Ligthing and Engineering

Тоннель «Евразия» под Босфором в Стамбуле. Фото: Cem Eryiğit © Kitoko Ligthing and Engineering открыть большое изображение

Железнодорожный мост через Саву в Загребе © Damil Kalogjera

Железнодорожный мост через Саву в Загребе © Damil Kalogjera открыть большое изображение

Источник: archi.ru

 
06.08.2017 «Устойчивый» аэропорт

После расширения по проекту бюро Nordic Международный аэропорт Осло претендует на титул самого экологичного в мире.

Аэропорт Осло – расширение © Ivan Brodey

Аэропорт Осло – расширение © Ivan Brodey открыть большое изображение


Открывшийся в 1998 аэропорт Гардермуэн представляет собой эффектное и цельное сооружение, однако его площадей быстро оказалось недостаточно для растущего пассажиропотока. Расширение его единственного терминала было поручено бюро Nordic, которое было и в числе его первоначальных проектировщиков.
Аэропорт Осло – расширение © Ivan Brodey

Аэропорт Осло – расширение © Ivan Brodey открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Ivan Brodey

Аэропорт Осло – расширение © Ivan Brodey открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Knut Ramstad

Аэропорт Осло – расширение © Knut Ramstad открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Dag Spant

Аэропорт Осло – расширение © Dag Spant открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Knut Ramstad

Аэропорт Осло – расширение © Knut Ramstad открыть большое изображение


После пяти лет строительства новая часть Международного аэропорта Осло – пирс длиной 300 м – открылась для публики. В целом, она развивает заданную в 1990-х тему: единое пространство с широким использованием дерева и мощными бетонными колоннами. Однако предмет особой гордости авторов – высокая ресурсоэффективность и нейтральность по отношению к окружающей среде их детища. Обновленный Гардермуэн стал единственным в мире аэропортом, получившим сертификат BREEAM Excellent. В этом заключается большой пародокс: авиация – самый «грязный» из существующих видов транспорта, и его постоянное развитие наносит большой вред планете. Но если рассматривать воздушные ворота Осло как обычное сооружение, то его архитекторы действительно достигли многого.
Аэропорт Осло – расширение © Ivan Brodey

Аэропорт Осло – расширение © Ivan Brodey открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Knut Ramstad

Аэропорт Осло – расширение © Knut Ramstad открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Ivan Brodey

Аэропорт Осло – расширение © Ivan Brodey открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Ivan Brodey

Аэропорт Осло – расширение © Ivan Brodey открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Ivan Brodey

Аэропорт Осло – расширение © Ivan Brodey открыть большое изображение


Так, снег с летного поля будут зимой собирать в специальное хранилище, чтобы использовать для охлаждения постройки летом. Выброс СО2 был сокращен на 35% благодаря использованию при строительстве древесины из местных, скандинавских лесов, стального «вторсырья» и экологичного бетона с добавлением вулканического пепла. Эффективная изоляция позволила достичь стандарта PassivHaus, а потребление энергии в нвоой части терминала более чем в два раза ниже, чем в старой.
Аэропорт Осло – расширение © Knut Ramstad

Аэропорт Осло – расширение © Knut Ramstad открыть большое изображение


Расширение увеличило пропускную способность аэропорта с 19 млн до 30 млн человек в год, при этом максимальная дистанция, которую пассажиру придется пройти пешком, сократилась до 450 метров, что гораздо меньше, чем в большинстве аэропортов мира.
Аэропорт Осло – расширение © Knut Ramstad

Аэропорт Осло – расширение © Knut Ramstad открыть большое изображение


Очень широко использовано естественное освещение: оно и четкая и проницаемая структура пространств позволит пассажирам легко ориентироваться, сохраняя спокойствие во время путешествия. Реконструированная железнодорожная станция, открывшаяся в 2016, позволила довести число прибывающих в Гардермуэн общественным транспортом с 65% до 70%.
Аэропорт Осло – расширение © Knut Ramstad

Аэропорт Осло – расширение © Knut Ramstad открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Knut Ramstad

Аэропорт Осло – расширение © Knut Ramstad открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Dag Spant

Аэропорт Осло – расширение © Dag Spant открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Dag Spant

Аэропорт Осло – расширение © Dag Spant открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Knut Ramstad

Аэропорт Осло – расширение © Knut Ramstad открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Dag Spant

Аэропорт Осло – расширение © Dag Spant открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Dag Spant

Аэропорт Осло – расширение © Dag Spant открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Knut Ramstad

Аэропорт Осло – расширение © Knut Ramstad открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Ivan Brodey

Аэропорт Осло – расширение © Ivan Brodey открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Ivan Brodey

Аэропорт Осло – расширение © Ivan Brodey открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Dag Spant

Аэропорт Осло – расширение © Dag Spant открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Dag Spant

Аэропорт Осло – расширение © Dag Spant открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Dag Spant

Аэропорт Осло – расширение © Dag Spant открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Knut Ramstad

Аэропорт Осло – расширение © Knut Ramstad открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Knut Ramstad

Аэропорт Осло – расширение © Knut Ramstad открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Knut Ramstad

Аэропорт Осло – расширение © Knut Ramstad открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Ivan Brodey

Аэропорт Осло – расширение © Ivan Brodey открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Knut Ramstad

Аэропорт Осло – расширение © Knut Ramstad открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Knut Ramstad

Аэропорт Осло – расширение © Knut Ramstad открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Knut Ramstad

Аэропорт Осло – расширение © Knut Ramstad открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Dag Spant

Аэропорт Осло – расширение © Dag Spant открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Dag Spant

Аэропорт Осло – расширение © Dag Spant открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Dag Spant

Аэропорт Осло – расширение © Dag Spant открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Dag Spant

Аэропорт Осло – расширение © Dag Spant открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Ivan Brodey

Аэропорт Осло – расширение © Ivan Brodey открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Ivan Brodey

Аэропорт Осло – расширение © Ivan Brodey открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Ivan Brodey

Аэропорт Осло – расширение © Ivan Brodey открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Nordic – Office of Architecture

Аэропорт Осло – расширение © Nordic – Office of Architecture открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Nordic – Office of Architecture

Аэропорт Осло – расширение © Nordic – Office of Architecture открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Nordic – Office of Architecture

Аэропорт Осло – расширение © Nordic – Office of Architecture открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Nordic – Office of Architecture

Аэропорт Осло – расширение © Nordic – Office of Architecture открыть большое изображение

Аэропорт Осло – расширение © Nordic – Office of Architecture

Аэропорт Осло – расширение © Nordic – Office of Architecture открыть большое изображение

Источник: archi.ru

 
02.08.2017 С частотой пульса

В Киеве проходит конкурс на проект превращения 60-метровой трубы бывшего КМЗ в арт-объект. Публикуем версию Dmytro Aranchii Architects – «Кардио-башню».

«Кардио-башня». Конкурсный проект для UNIT.City © Dmytro Aranchii Architects
«Кардио-башня». Конкурсный проект для UNIT.City © Dmytro Aranchii Architects открыть большое изображение


Комплекс Киевского мотоциклетного завода сейчас превращается в центр развития информационных технологий и связанных с ними индустрий – UNIT.City. Пока реконструирована лишь часть построек, и, чтобы стимулировать трансформацию с помощью искусства, руководство UNIT.City запустило специальную художественную премию. Планируется присуждать ее каждые полгода за лучшую идею произведения для бывшего КМЗ, которая бы соединяла искусство с высокими технологиями, и реализовывать ее.

«Кардио-башня». Конкурсный проект для UNIT.City © Dmytro Aranchii Architects
«Кардио-башня». Конкурсный проект для UNIT.City © Dmytro Aranchii Architects открыть большое изображение


Первым заданием для архитекторов, художников, исследователей и инженеров стало преобразование заводской трубы 60 метров в высоту. Победителя объявят в будущем месяце, а реализуют его идею уже в сентябре этого года.

«Кардио-башня». Конкурсный проект для UNIT.City © Dmytro Aranchii Architects
«Кардио-башня». Конкурсный проект для UNIT.City © Dmytro Aranchii Architects открыть большое изображение


Один из участников конкурса, бюро Dmytro Aranchii Architects, разработал проект «Кардио-башни», которая должна помочь сотрудникам и посетителям UNIT.City сохранять хорошую физическую форму, тренируя сердечно-сосудистую систему. Эта цель должна импонировать руководству технопарка, ведь оно, наряду с бизнес-кампусом и образовательным центром, уже открыло там бесплатный спортзал для резидентов.

«Кардио-башня». Конкурсный проект для UNIT.City © Dmytro Aranchii Architects
«Кардио-башня». Конкурсный проект для UNIT.City © Dmytro Aranchii Architects открыть большое изображение


«Кардио-башня» представляет собой несущую гиперболоидную конструкцию, которая будет «надета» на трубу, с закрепленными на ней лестницей и площадками-террасами. В основе проекта – тренировка сердца по методу Николая Амосова, для чего посетители должны добираться до вершины сооружения при частоте пульса не выше 140 ударов в минуту. На самом тяжелом, верхнем участке для менее подготовленных посетителей предусмотрены движущиеся ступени, имитирующие перемещение по горизонтальной поверхности. Люди в хорошей форме смогут при этом воспользоваться статичной лестницей.

«Кардио-башня». Конкурсный проект для UNIT.City © Dmytro Aranchii Architects
«Кардио-башня». Конкурсный проект для UNIT.City © Dmytro Aranchii Architects открыть большое изображение


На консолях устроят кафе, амфитеатр для представлений и кинопоказов, площадку для пинг-понга (с защитной оболочкой), сад, смотровую террасу, а на самой вершине трубы – панорамную площадку.

«Кардио-башня». Конкурсный проект для UNIT.City © Dmytro Aranchii Architects
«Кардио-башня». Конкурсный проект для UNIT.City © Dmytro Aranchii Architects открыть большое изображение
«Кардио-башня». Конкурсный проект для UNIT.City © Dmytro Aranchii Architects
«Кардио-башня». Конкурсный проект для UNIT.City © Dmytro Aranchii Architects открыть большое изображение
«Кардио-башня». Конкурсный проект для UNIT.City © Dmytro Aranchii Architects
«Кардио-башня». Конкурсный проект для UNIT.City © Dmytro Aranchii Architects открыть большое изображение
«Кардио-башня». Конкурсный проект для UNIT.City © Dmytro Aranchii Architects
«Кардио-башня». Конкурсный проект для UNIT.City © Dmytro Aranchii Architects открыть большое изображение
«Кардио-башня». Конкурсный проект для UNIT.City © Dmytro Aranchii Architects
«Кардио-башня». Конкурсный проект для UNIT.City © Dmytro Aranchii Architects открыть большое изображение
Источник: www.archi.ru
a>

 

 
29.07.2017 Трамплин в Атлантику

Культурный центр Botín в Сантандере на севере Испании по проекту бюро Ренцо Пьяно.

Центр Botín © Stéphane Aboudaram | We Are Content(s)

Центр Botín © Stéphane Aboudaram | We Are Content(s) открыть большое изображение


Центр искусств и культуры фонда Botín построен в бывшей зоне порта, которая долгое время отрезала Атлантический океан от центра города. С появлением у воды на месте парковки для паромного терминала нового культурного центра ситуация изменилась, однако перемены к лучшему были бы значительно скромнее, если бы не инициатива городских властей: они спрятали в тоннель оживленную автомагистраль (13 млн машин в год), проходившую между городскими кварталами и пристанью. Это позволило расширить исторические сады Переда до берега океана: именно на их новой территории и расположился центр Botín.
Центр Botín © Enrico Cano

Центр Botín © Enrico Cano открыть большое изображение


Он приподнят над землей на белых опорах и частично закрыт зеленью, чтобы не нарушать цельность открывающегося с этой точки морского пейзажа. С этой же целью объем здания поделен на два «полушария», соединенных переходами и террасами из стекла и стали. При этом здание на девять метров выдается в Атлантику, образуя своего рода трамплин.
Центр Botín © Enrico Cano

Центр Botín © Enrico Cano открыть большое изображение


Фасады покрыты 280 000 округлых перламутровых плиток, которые подчеркивают обтекаемую форму постройки. Торцы «полушарий», обращенные к океану и городу, остеклены, полностью стекляннный – и входной павильон, единственное наземное помещение центра. Там находятся инфоцентр, музейный магазин, кафе и ресторан.
Центр Botín. Май 2017. Фото © Нина Фролова

Центр Botín. Май 2017. Фото © Нина Фролова


Над ним, в более крупном, западном «полушарии» находятся два этажа выставочных залов с типичной для проектов Renzo Piano Building Workshop сложной системой фильтрации солнечного света в перекрытиях.
Центр Botín. Май 2017. Фото © Нина Фролова

Центр Botín. Май 2017. Фото © Нина Фролова


В восточной части помещены зал на 300 зрителей и образовательный центр. На западном фасаде установлен светодиодный экран и сооружен амфитеатр – для кинопоказов и трансляции происходящего в здании.
Центр Botín © Enrico Cano

Центр Botín © Enrico Cano открыть большое изображение


Новая часть садов Переда создана по проекту ландшафтного архитектора Фернандо Карунчо (Fernando Caruncho): при реконструкции площадь этого городского парка выросла с 20 000 до 48 000 м2, а зеленые пространства там – с 7 003 до 20 056 м2. В нем сооружен новый туристический инфоцентр – также по проекту бюро Пьяно.
Центр Botín. Май 2017. Фото © Нина Фролова

Центр Botín. Май 2017. Фото © Нина Фролова

Центр Botín © Enrico Cano

Центр Botín © Enrico Cano открыть большое изображение

Центр Botín © Enrico Cano

Центр Botín © Enrico Cano открыть большое изображение

Центр Botín. Май 2017. Фото © Нина Фролова

Центр Botín. Май 2017. Фото © Нина Фролова

Центр Botín. Май 2017. Фото © Нина Фролова

Центр Botín. Май 2017. Фото © Нина Фролова

Центр Botín. Май 2017. Фото © Нина Фролова

Центр Botín. Май 2017. Фото © Нина Фролова

Центр Botín. Май 2017. Фото © Нина Фролова

Центр Botín. Май 2017. Фото © Нина Фролова

Центр Botín. Май 2017. Фото © Нина Фролова

Центр Botín. Май 2017. Фото © Нина Фролова

Центр Botín. Май 2017. Фото © Нина Фролова

Центр Botín. Май 2017. Фото © Нина Фролова

Центр Botín. Май 2017. Фото © Нина Фролова

Центр Botín. Май 2017. Фото © Нина Фролова

Центр Botín © Enrico Cano

Центр Botín © Enrico Cano открыть большое изображение

Центр Botín © Enrico Cano

Центр Botín © Enrico Cano открыть большое изображение

Центр Botín © Enrico Cano

Центр Botín © Enrico Cano открыть большое изображение

Центр Botín © Enrico Cano

Центр Botín © Enrico Cano открыть большое изображение

Центр Botín © Enrico Cano

Центр Botín © Enrico Cano открыть большое изображение

Центр Botín © Enrico Cano

Центр Botín © Enrico Cano открыть большое изображение

Центр Botín © Enrico Cano

Центр Botín © Enrico Cano открыть большое изображение

Центр Botín © Enrico Cano

Центр Botín © Enrico Cano открыть большое изображение

Центр Botín © Enrico Cano

Центр Botín © Enrico Cano открыть большое изображение

Центр Botín © Enrico Cano

Центр Botín © Enrico Cano открыть большое изображение

Центр Botín © Renzo Piano Building Workshop

Центр Botín © Renzo Piano Building Workshop открыть большое изображение

Центр Botín © Renzo Piano Building Workshop

Центр Botín © Renzo Piano Building Workshop открыть большое изображение

Центр Botín © Renzo Piano Building Workshop

Центр Botín © Renzo Piano Building Workshop открыть большое изображение

Центр Botín © Renzo Piano Building Workshop

Центр Botín © Renzo Piano Building Workshop открыть большое изображение

Центр Botín © Renzo Piano Building Workshop

Центр Botín © Renzo Piano Building Workshop открыть большое изображение

Центр Botín © Renzo Piano Building Workshop

Центр Botín © Renzo Piano Building Workshop открыть большое изображение

Источник: archi.ru

 
<< Первая < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Следующая > Последняя >>

Страница 1 из 87